Спасатели

Спасатель — один из самых привлекательных образов в нашей культуре. Это тот святой человек, который жертвует своими интересами, своим временем и ресурсами ради другого. Вы наверняка найдете в своем окружении такого героя. Он ринется в ночь из теплой постели, потому что вашей бабушке стало плохо. Он даст вам денег на срок «отдашь, когда сможешь», узнав, что у вас материальные затруднения. Он вытащит вас, если вы попали в сомнительную историю. Он поселит вас у себя, если вам негде жить. А может, это вы и есть тот самый спасатель…

У большинства людей не возникает сомнения, что спасение — это высокая миссия, а спасатели — достойны восхищения. Но так ли бескорыстна и безобидна деятельность спасателей? Каковы истинные мотивы спасателей? Всех ли нужно спасать? Приносит ли спасение настоящую пользу спасаемым? Каковы последствия для самих спасателей? Давайте разбираться.
Мы — существа социальные и без взаимной помощи мы бы не выжили как вид.
Несомненно, протянуть руку помощи попавшему в беду — это не только благородно, но и эволюционно оправданно. Мы — существа социальные и без взаимной помощи мы бы не выжили как вид. Ключевое слово здесь — «взаимная». А спасение, как правило — односторонний процесс. Спасаемые очень быстро приходят к мысли, что хронический спасатель ни в чем не нуждается, у него много ресурса и нет проблем. А значит, ему «не трудно», таким образом, помощь обесценивается.
Представьте себе двух друзей, допустим, Сергея и Юру. Сергей — человек состоявшийся, у него свой бизнес, крепкая семья, двое детей. Юру все время преследуют неудачи. Взял кредит в банке под бизнес, не пошло, остался в долгах. Часто меняет места работы, нигде не приживается: там зарплата низкая, здесь начальник — самодур, а тут коллеги — интриганы. В анамнезе два развода и алименты на двух детей. Сергей, хоть и создал свое благосостояние самостоятельно с нуля, немного стесняется своего счастья на фоне Юриных драм и жалеет друга. Поэтому старается помочь чем может. При этом Юра не просит, он только делится с другом своими горестями. Обещал сыну к окончанию учебного года компьютер за хорошую успеваемость, да где ж денег взять? Какой я отец, если слово не держу? — Конечно, ребенка нужно поощрять! Вот возьми деньги, потом как-нибудь отдашь. Мне не к спеху. — Дочь надо из лагеря забрать. Бывшая не может, а у меня машина сломалась! — Не вопрос! Я съезжу!

Дальше — больше. Юра оказывается беспомощным во многих бытовых ситуациях. Сергей ищет для него нужную информацию, вызывает ему сантехника, находит клинику для его больной мамы (и оплачивает). Наконец, Сергей решает взять Юру в свою фирму. Ведь, по его мнению, Юра — хороший человек, только ему не везет. А в его фирме хорошая атмосфера, все сотрудники — энтузиасты своего дела. Юра будет впитывать хороший пример, подучится и раскроет свои таланты! Но так не происходит. На новом месте Юра сразу позиционирует себя как друга начальника, внушает остальным, что поэтому у него особое положение, старается переложить свои обязанности на других, опаздывает на работу, сплетничает о коллегах. И только после того, как двое сотрудников подали заявление об увольнении, Сергей начал понимать, что атмосфера в его коллективе изменилась в худшую сторону, и виноват в этом его лучший друг.
 фото спасатели всего и вся
…если человек упал с колокольни первый раз — это случайность, если во второй — закономерность, в третий — привычка…
Здесь давайте поставим точку в повествовании и на этом примере устроим «разбор полетов». Сначала о Юре, то есть в его лице — о спасаемом. Случайны ли его неудачи? Если один раз — возможно. Но тут как в старом анекдоте — если человек упал с колокольни первый раз — это случайность, если во второй — закономерность, в третий — привычка. Присмотритесь к человеку, которому регулярно не везет. Как он попадает в такие ситуации? Что делает, чтобы из них выйти: пытается решить проблему сам, или сразу ищет того, кто может (и хочет) сделать это за него? Ищет ли он новые способы подняться со дна, или идет по проторенной дорожке, надеясь получить новый результат старым способом? Если человек, попав в беду, с благодарностью принял вашу помощь, оттолкнулся от нее, встал на ноги и со временем вернул вам долг (любым способом) — с ним все в порядке, он понимает, что такое ВЗАИМОотношения.
Хронический неудачник все время ноет и жалуется на несправедливость мира, но палец о палец не ударяет, чтобы изменить ситуацию. Ваши дельные советы либо по-тихому игнорирует, либо с пеной у рта доказывает, что они не сработают. Вашу действенную помощь может «слить в унитаз». К примеру, была у меня когда-то подруга, которая после развода оказалась без денег, без работы и в полной депрессии. Была она молода, физически здорова, с образованием и без детей. То есть, не было никаких препятствий, чтобы наладить свою жизнь. Но она их находила: не знаю, где искать работу, не умею писать резюме, не в чем пойти на собеседование. Мы с еще одной подругой нашли ей приличную вакансию, написали и отправили за нее резюме, подобрали одежду из своего гардероба. Вечером в день собеседования я позвонила ей, чтобы узнать результат. «У меня болела голова, и я никуда не пошла». Вопрос — хотела ли она получить эту работу и решить свои материальные проблемы? Определенно, нет. Это бы лишало ее законного основания для своей хандры и нашего сочувствия. Эта история научила меня одному: прежде чем кого-то спасать, подумай, а хочет ли спасаемый быть спасенным.
 картинка не хочу, чтобы меня спасали
Каково отношение хронических спасаемых к спасателю? Сначала это безусловно — благодарность. Но со временем и с увеличением числа случаев спасения, груз благодарности становится невыносимым, да и перманентное пребывание в позиции неудачника больно бьет по самолюбию. Отказаться от помощи спасаемый не желает, но, как и все люди, хочет думать о себе хорошо. Значит, надо найти себе оправдание. Например, — я лучше, умнее, талантливее его (спасателя), следовательно, для него честь — поддерживать гения. Или придумать какое-то мифическое долженствование спасателя перед собой — какую-то давнюю оказанную услугу, за которую спасатель «по гроб жизни» обязан. В общем, возникает желание выровнять позиции. Но они не выравниваются, а дают крен в противоположную сторону. У спасаемого к спасателю появляются такие чувства, как злость, зависть, чувство униженности и, в то же время, превосходства. Спасатель уже вроде как должен спасаемому, но при этом он должен быть деликатным, чтобы ни в коем случае не ранить самолюбие своей помощью. В критических случаях можно наблюдать, как спасатель просто умоляет принять помощь, всячески занижая значимость своего жеста.

Хронические спасаемые вырастают из гиперопекаемых детей, не приученных к ответственности. Им с детства внушали, что в их проблемах виноват кто-то другой — другие люди или внешние обстоятельства. А значит и решать их проблемы должен кто-то другой.

Теперь о Сергее, то есть — о спасателе. Помог ли он Юре? В каком-то смысле — да. Например, он помог ему не нести ответственность за свою жизнь, казаться хорошим отцом и успешным человеком, таким образом — облегчил его жизнь. Но в развитии только навредил, поскольку развитие осуществляется только через преодоление трудностей. Себе он тоже навредил, пустив «козла в огород». И не только в этом — длительное и безвозмездное одаривание окружающих, уходящее по сути в песок, истощает дарителя. Возникает разочарование, злость на объект спасения за то, что он не смог должным образом распорядиться помощью.

Так зачем же Сергей и другие подобные ему упорно продолжают заниматься столь бесполезным делом? Что они получают? Благодарность. Внимание. Чувство собственной значимости. Эти потребности никогда не удовлетворяются полностью и надолго, что и заставляет их как наркоманов раз за разом повторять попытки, не смотря на негативный результат.

Чтобы понять, откуда у спасателей такая ненасытная потребность в любви, нужно обратиться к их детству. Эти люди, в отличие от спасаемых вырастают из гипоопекаемых детей. Не получая безусловную любовь от родителей, они привыкают к тому, что внимание нужно заслужить. Затем этот навык закрепляется в школе. Дети — народ жестокий, еще не цивилизованный. Они, как звери в стае сразу считывают ребенка, неуверенного в своей значимости и начинают его травить. Будущие хронические спасатели обычно хорошо учатся (ведь мы же помним, что похвалу родителей надо заработать, делая все только «на отлично»). Поэтому одноклассники травят «ботаника» только до очередной контрольной. Дальше на короткий срок он становится «королем», «богом», «решателем судеб», к нему свершается паломничество с нижайшей просьбой дать списать. Проходит контрольная и «короля» свергают с трона — снова насмешки, пренебрежение. Впрочем, тайное чувство превосходства можно продлить, давая списать еще и «домашку». Ребенок раз и навсегда усваивает, что в «благодеяниях» останавливаться нельзя. Оказал услугу, ты — все, не оказал — ты никто. Сам по себе ты никому не интересен. И во взрослой жизни спасатель, несмотря на все свои достижения страдает крайне низкой самооценкой и старается поднять ее единственным известным ему способом.

На примере истории Сергея и Юры можно проследить работу треугольника Карпмана — модели взаимоотношений трех ролей: спасателя (или спасителя), жертвы и преследователя, которые могут сменять друг друга в зависимости от ситуации. Сергей (спасатель) долгое время спасает Юру (жертву). Жертва постепенно наглеет, перестает выказывать благодарность, так необходимую спасателю начинает требовать помощи как должного, то есть — постепенно превращается в преследователя. Спасатель, соответственно, становится жертвой. Сначала он может оправдываться, делать еще больше для своего подопечного, но, в конце концов, не получая желаемого вознаграждения, в нем начинает нарастать гнев, который выливается в упреки и скандалы. И вот уже бывший спасатель становится преследователем. Самое интересное, что спасатель, разочаровавшись в спасаемом, не разочаровывается в самой идее спасения. Он найдет другой объект, чтобы снова предаться этому «увлекательнейшему» занятию. Есть ли у него шанс вырваться из этой ловушки? Конечно, есть. Вот несколько рекомендаций для тех, кто чувствует в себе непреодолимое желание вечно кого-то спасать. Для начала займитесь собой, ведь когда вы решаете чужие проблемы, есть повод не решать собственные. Поймите, что детство кончилось, и те защиты, которые вы были вынуждены выработать тогда, сейчас вам больше не нужны. Осознайте, что вы достойны любви без того, чтобы ее покупать. Если вы регулярно помогаете одному и тому же человеку, попытайтесь вспомнить случаи, когда он помогал вам. Не помогал? Даже не обращались, хотя повод был? Так, не кажется ли вам, что по отношению к нему вы заняли верхнюю позицию, дескать, он «убогонький», а вы «на коне»? Запомните, что чувство собственного превосходства — обратная сторона чувства собственной ничтожности.
В конце я хотела бы подчеркнуть, что я ни в коем случае не призываю бросать в беде тех, кто на самом деле нуждается в вашей помощи. Но помогайте тем, кто сам стремится себе помочь. Для иллюстрации приведу притчу, которую недавно прочитала на просторах интернета.
Однажды Будда с учениками прогуливался по окраине деревни. Вдруг они увидели большую яму и быка, попавшего в нее. Хозяин быка изо всех сил пытался вытащить свою скотину из ловушки. Будда подал знак своим ученикам, и они дружными усилиями освободили животное из плена.

Пройдя дальше, они увидели похожую картину – в огромной яме тоже томился бык. А его хозяин сидел на краю ямы и горько плакал. На этот раз Будда прошел мимо, словно ничего не видя.

Один из учеников не выдержал:

- Учитель, почему мы помогли первому крестьянину, но не стали помогать второму.

- А в чем ему помогать? Плакать?

Автор статьи: Сосис Лилия
Читай еще
Статьи на тему психологии, отношений и жизни
Показать еще
Регистрация
Оставьте Ваши контактные данные
* Ваши данные никогда не будут переданы 3-м лицам
Made on
Tilda