Найти себя

В последнее время ко мне все чаще обращаются клиенты с одинаковой проблемой — найти себя. Как правило, это молодые люди, до 30-ти лет с высшим образованием, талантливые, трудолюбивые. Но трудолюбивые не в значении «любить труд», а, скорее в английском переводе hard working, то есть буквально — «тяжело работающие». Работу они свою как раз не любят, а часто даже люто ненавидят. Но выполняют ее более чем добросовестно: задерживаются после окончания рабочего дня, берут на дом, перевыполняют план, безропотно принимают на себя чужие обязанности. Постепенно у них накапливается дисфория, тревога, чувство, что они «не на своем месте», а «жизнь проходит впустую». В какой-то момент они резко бросают старую работу, находят новую и… все начинается сначала. В чем причина такого деятельностного бродяжничества? Почему такой человек не может определиться, что ему хочется делать в этой жизни? Может это — современная тенденция? Мода? Нет, если бы они были «модниками», они были бы более поверхностными личностями и не страдали бы от своей «особенности».
как найти свой путь

Работая с «вечными искателями», распутывая клубочки их жизненных историй, приходишь к тому, что несмотря на разницу в деталях, причины их проблемы одни и те же, и лежат они, как водится, в детстве. Но, прежде чем говорить об источнике этой проблемы, представлю вам собирательный портрет «искателя», состоящий из общих признаков (симптомов). Это:

  • сверхкомпенсация;

  • пренебрежение к своим истинным способностям;

  • перфекционизм;

  • "синдром самозванца";

  • быстрая потеря интереса к предмету деятельности;

  • вечное недовольство собой.

Поскольку каждый из этих признаков непосредственно связан с другими, разбирать их будем не по отдельности, а в совокупности друг с другом. Итак, сверхкомпенсация и пренебрежение к своим истинным способностям. Что в психологии обозначается словами «компенсация» и «сверхкомпенсация»? Альфред Адлер компенсацией называл способность организма уравновесить недостатки одного (больного) органа усилением функции другого. Так, например, у слепых людей обостряется слух. В поведении человека компенсация выражается в том, что недостаток одних способностей или компетенций человек будет уравновешивать другими. Например, мальчик, на которого не обращают внимания девочки из-за его невзрачной внешности, научится играть на гитаре и таким образом завоюет сердца девчонок чем-то, чего нет у других.

Сверхкомпенсация по Адлеру — это развитие тех способностей, которые не были заложены природой изначально. Грубо говоря, тот же мальчик вместо игры на гитаре идет в «качалку» и путем невероятных усилий приобретает красивое и спортивное тело.

Сверхкомпенсация по Адлеру
Так вот, практически все наши «искатели» стремятся достичь высоких результатов в той области, в которой они некомпетентны или равнодушны к ней, а к своим способностям в другой области относятся как к чему-то несерьезному и не развивают их, или развивают, но в качестве хобби. Так, например, Катя имея выдающиеся способности к языкам и совершенно неспособная к математике, тратит три года на репетитора и поступает на экономический. Причем на ЗНО получает по математике очень низкую оценку (не помог репетитор), проходной балл добирает за счет других предметов. Экономика не нравилась настолько, что покинула институт едва дотянув до окончания четвертого курса. Почему не бросила сразу? Перфекционизм велел довести начатое до хоть какого-нибудь конца, хотя бы до бакалавра. Спрашиваю, почему не поступила на лингвистический? «Да, как-то не представляю себя преподавателем языков», — в ответ. «А переводчиком?» «Нууу…», — неопределенно.

Или вот Саша, окончил финансовый факультет блестяще. Был принят в очень престижную компанию по специальности. Свою работу ненавидел. Через два года мытарств сменил вид деятельности и… снова попадание «в молоко». В детстве имел склонность к лицедейству, с удовольствием выступал на школьных концертах, умел рассмешить публику. «Но артист — это же не профессия». «Кто так считает?» «Я». «А Вы откуда узнали?» «От папы», — немного подумав. Сейчас Саша в свободное от нелюбимой работы время реализует еще одну свою детскую страсть, — берет уроки музыки.

Перфекционизм непосредственно связан со сверхкомпенсацией и страхом быть разоблаченным («синдром самозванца»). Человек, который прекрасно знает, что у него нет способностей к делу, которым он занимается, боится, что его разоблачат. Он будет колоссальными усилиями, тяжким трудом стремиться достичь тех же результатов, что и его более способный коллега и превзойти его. Он может даже преуспеть в этом. Но дело в том, что перфекционизм — такая штука, которая никогда не насыщается. Не будет такого момента, когда перфекционист скажет, — ок, я все сделал идеально! Нет, предыдущий успех тут же обесценивается, поскольку возникает страх не справиться со следующей задачей. Отсюда — рост недовольства собой и потеря интереса к предмету деятельности, потому что дело само по себе уже не имеет значения, имеет значение только гонка. И, как я уже писала выше, человек срывается с «насиженного места» и находит новую работу, в которой он ровным счетом ничего не понимает. Но он ни за что в этом не признается, не попросит его научить. Он сделает вид, что все знает и умеет, а сам втайне бросится наверстывать недостающие знания. И далее — по тому же кругу: сверхкомпенсация, — перфекционизм, — страх быть разоблаченным, — недовольство собой, — потеря интереса и… новый «поиск себя».
Давайте разберемся в причинах возникновения такой проблемы. В норме поиск себя, той деятельности, которой хочется заниматься приходится на подростковый и ранний юношеский возраст. Подросток пробует свои силы в разных направлениях, исследует свои способности, пробует «на вкус» различные виды деятельности (нравится-не нравится). Если он чувствует, что «не вытягивает» или занятие перестает приносить удовольствие, он его бросает и увлекается чем-то другим, у него впереди еще много времени. Если родители поддерживают искания своего ребенка, позволяют ему начинать и бросать, помогают ему развивать его сильные стороны и не ругают за слабые, то к окончанию школы подросток уже прекрасно знает, что он может и что он хочет.

Что происходит в семье с авторитарным типом воспитания? Родители, как правило, сами решают, что нужно их ребенку. Они записывают свое чадо в кружки, секции, музыкальные или шахматные школы независимо от желания и склонности ребенка. И требуют, несмотря на его страдания, довести нелюбимое дело до конца. Та же Катя десять (!) лет безропотно отходила в школу танцев, куда ее определила мама. Чтобы вы понимали, «способности» к танцам у нее были такие, что на концертах ее неизменно ставили в самый задний ряд. Тут бы маме догадаться, что пора сворачивать бесперспективное дело, но… ребенка надо же развивать всесторонне! Поэтому добавим к нелюбимым танцам нелюбимое рисование. Что в результате приобрела Катя? Ничего, кроме устойчивого комплекса неудачницы. Почему Катя не сопротивлялась? Мамины установки так въелись в кожу, что стали своими.
установки токсичных родителей
Авторитарные родители обычно ругают за плохие оценки и не хвалят за хорошие. Но как правило мы получаем хорошие оценки по тем предметам, которые нам нравятся и легко даются. Если за них нас не хвалят, значит эти наши способности обесцениваются, и потом мы сами приучаемся относиться к ним с пренебрежением. На отстающих предметах родители сосредотачивают особое внимание, заставляют больше тратить на них времени, нанимают чаду репетиторов. Вот откуда берется сверхкомпенсация и перфекционизм.

И с таким багажом юноша или девушка выходят в самостоятельную жизнь. Родителям даже уже не надо указывать, какую специальность выбрать, дети усвоили родительский дискурс на уровне спинного мозга, — надо поступать на «правильную» специальность. Институт они вытягивают за счет зубрежки, тайно завидуя легкости более способных однокурсников. По окончании ВУЗа они устраиваются по специальности, а дальше начинает происходить то, что было описано выше. Такое поведение «искателей» не что иное, как запоздалый подростковый бунт. Только в отличие от своевременного бунта он не приводит ни к сепарации от родителей, ни к нормальному взрослению. «Искатель» движется кругами, потому что, подавленный родителями, он не научился прислушиваться к собственным чувствам, желаниям, он не знаком со своими потребностями. Он не может успешно завершить процесс искания только потому, что ведет поиск не в тех областях, где лежат его способности.


Может быть кто-то из читающих эту статью увидел в описанной истории себя. Может быть не полностью, потому что не всегда подавленные родителями дети во взрослой жизни становятся «вечными искателями». Некоторые тянут раз и навсегда выбранную лямку всю свою жизнь, ненавидя ее, но не решаясь бросить. Но сути это не меняет, они обладают теми же признаками, что и «искатели»: чувством, что занимает не свое место, страхом быть разоблаченным, болезненной потребностью все делать лучше всех и постоянной неудовлетворенностью собой.

Что же им делать? Можно, конечно, дать тому же Саше совет, бросить нелюбимую работу и пойти за призванием. Совет вроде бы правильный, но бесполезный. Для него это прозвучит примерно, как призыв бросить свой дом, раздать имущество бедным и уйти в тибетский монастырь. Личность формируется годами, и сломать в один момент хоть и деструктивные, но такие привычные и родные установки не получится. Требуется длительная работа по осознанию себя и своих истинных желаний, и формированию той личности, которой вы на самом деле хотите быть. Пройти одному этот путь нелегко, но для этого и существуем мы — психологи.
Автор статьи: Сосис Лилия
Читай еще
Статьи на тему психологии, отношений и жизни
Регистрация
Оставьте Ваши контактные данные
* Ваши данные никогда не будут переданы 3-м лицам
Made on
Tilda