Вытесненные эмоции

Мы все любим положительные эмоции и не любим отрицательные. Пытаемся успокоить себя, когда мы в гневе или раздражены. Говорим другим «не грусти», «отвлекись».

Но если вы зададитесь целью выписать в две колонки все положительные и отрицательные эмоции, вы будете удивлены, что последних будет чуть ли не в два раза больше. Для чего нам нужно так много отрицательных эмоций? Как ни странно, - для выживания. Они позволяют нам понять, что для нас хорошо, а что плохо, помогают нам выразить свои страдания и, тем самым, избавиться от них.

Что происходит, если мы давим в себе отрицательные эмоции, если мы отказываемся их испытывать, «забываем» о них? Думаете, они уходят? Нет, они прячутся в глубине бессознательного, постепенно разрушая наше тело и психику.

Представьте себе, что человек – это дом. В доме есть чердак, стены и подвал. Зачем нужен подвал? Человек туда не заглядывает, там темно и страшно. Он сбрасывает туда все, что считает ненужным: воспоминания о чем-то плохом, эмоции, связанные с этими воспоминаниями. Запирает дубовой дверью и вешает замок. И все хорошо: дом чист, чердак упорядочен. Но «монстры» из подвала рвутся наружу, стучат в дверь, сотрясают стены. Стены дают трещины, которые постепенно доходят до чердака…


Я много работаю с людьми, страдающими тревожными расстройствами. Так вот, у каждого (!) из них есть эпизоды (а то и целые отрезки жизни) отказа от естественных страданий. Я не хочу сказать, что это единственная причина их расстройств, но существенная.

По каким причинам они отказались от своих отрицательных эмоций? Каждый по своим. Иногда эмоция настолько сильна, что организм, боясь разрушения просто «вырубает» ее. Чаще – это социальные, культуральные или личные запреты.

Вот несколько примеров из моей практики.

У парня, испытывающего необъяснимую и неоправданную тревогу за свое здоровье несколько лет назад погиб друг прямо на его глазах. От ужаса происходящего он «замерз», да так и не «разморозился». Даже на похоронах не смог заплакать.

Женщина потеряла ребенка во время родов. Близкие не дали ей горевать, потому что ребенка как бы и «не было». Со временем у нее появилась тревога, которая с годами нарастала пока не вылилась в панические атаки и агорафобию. Сама она никак не могла связать свое расстройство с тем давним трагическим событием. И только длительный глубокий анализ всей ее жизни привел нас к точке отсчета.

Мужчина, чей отец был домашним тираном, полностью запретил себе выражение агрессии, решил быть полной противоположностью своему отцу. Однажды, будучи недовольным поведением жены, испытал галлюцинацию, будто он перерезает ей горло ножом. С тех пор страдал страхами, что он может сделать это в реальной жизни.

Мужчина с тревожно-фобическим расстройством не в состоянии выразить гнев на своих родителей, пренебрегавших его эмоциональными потребностями. Не может, потому что «родителей надо любить и почитать». Так его воспитали… Внушили ему, что его не любят не потому, что они не способны любить, а потому, что он недостоин любви. Таким образом, весь гнев, который предназначался родителям, он направил внутрь себя.


В терапии с этими людьми нам пришлось осторожно доставать из «подвала» этих «монстров», знакомиться с ними и учиться с ними взаимодействовать.

Что бы хотелось сказать напоследок? Человек – существо уязвимое, и в нашей жизни происходит много всякого, как хорошего, так и плохого. И это нормально переживать страдания, когда на это есть причины.

Вообще, для меня словосочетание «пережить страдание» имеет два значение. Первое – это испытать его, позволить ему быть. А второе – это ПЕРЕ-жить, то есть – прожить дольше, чем само страдание.

Живите долго!


Автор статьи: Сосис Лилия
Читай еще
Статьи на тему психологии, отношений и жизни
Регистрация
Оставьте Ваши контактные данные
* Ваши данные никогда не будут переданы 3-м лицам
Made on
Tilda